Храм вмч. Георгия Победоносца
в Мытищах
на территории воинской части

РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ
Московская Епархия
Мытищинское благочиние

Религиозная энциклопедия

Автор текста:
С.А. Мазаев
Текст читает:
Леонид Кулагин
Жертвенная любовь ничего не боится, потому что не может оказаться несчастливой. Так и сегодня совершенно будничным образом сбываются слова Христа: «Нет никого, кто оставил бы братьев или сестер, отца или мать, жену или детей ради Меня и Евангелия и не получил бы во сто крат более братьев и сестер, отцов, матерей, и детей во время сие, среди гонений, а в веке грядущем жизни вечной».
Автор текста:
С.А. Мазаев
Текст читает:
Леонид Кулагин. Эдуард Марцевич
«Любой без труда скажет, сколько у него есть овец, но не каждый легко сочтет, сколько у него друзей – настолько они не в цене», – говорил древнегреческий философ Сократ. И по сей день эта насмешка не утратила своей справедливости и остроты. Современный человек имеет широкий круг общения, но едва ли ему знакомо особое чувство дружеской любви. Мы охотно заводим новые знакомства, стремимся окружить себя интересными людьми, но живем среди них с равнодушием евнуха, приставленного следить за порядком в чьем‑то чужом гареме.
Автор текста:
С.А. Мазаев
Текст читает:
Леонид Кулагин
Мудрость, различающая подлинные и фальшивые вещи, должна бы нам подсказать, что совершить добро не то же самое, что сделать кому‑то приятно. Иначе банщик или массажист окажется добродетельнейшим из смертных. Это не значит оказать кому‑то услугу. В этом случае официант – праведник. И даже принести пользу – не то же самое, что сделать добро. Тогда разумные эгоисты, создающие рабочие места в беднейших регионах с целью сократить производственные издержки, должны почитаться наравне со святыми.
Автор текста:
С.А. Мазаев
Задумываясь о воспитании наших детей, мы стремимся понять: что же оказывает решающее влияние на формирование человеческой личности? Этот вопрос мучил и молодого Достоевского. Анализируя жизненную историю убийц, воров и проституток, он склонялся к выводу, что их «заела среда». Об этом говорит уже само название романа – «Униженные и оскорбленные»: писатель употребляет страдательные причастия как собирательные имена для своих персонажей. Но позже Достоевский отказывается от этой мысли и начинает утверждать, что «мир спасет красота». Почему?
Автор текста:
С.А. Мазаев
Текст читает:
Леонид Кулагин. Эдуард Марцевич
Как известно, империю нельзя победить извне, но она способна успешно разрушить себя изнутри. Главная угроза бытию государства всегда исходит от его собственных граждан. В предельном выражении – это революции и гражданские войны. Однако существуют и менее радикальные, неявные формы опасности, еще не состоявшиеся как факт большой истории. В целом их можно назвать общегосударственным кризисом доверия.
Автор текста:
С.А. Мазаев
Текст читает:
Леонид Кулагин. Эдуард Марцевич
Человек, преступающий общественный или религиозный закон, как правило, всерьез надеется избежать наказания. Но эта надежда порождена невежеством. Действительно, можно ловко «спрятать концы в воду» и скрыть преступление от общества. Можно перехитрить или подкупить следователя. Можно не верить в рай и ад или, уповая на милосердие Бога, надеяться на то, что Он в конце концов простит «недостойного раба Своего». Но социальные и религиозные последствия греха – это еще далеко не все. Каждое преступление влечет третье, последнее наказание, свершающееся в самом человеке. И в отличие от первых двух оно всегда неотвратимо.
Автор текста:
С.А. Мазаев
Текст читает:
Леонид Кулагин
«Честь? Не будьте смешным. Эполеты, аксельбанты, дуэли, “стволы Лепажа роковые” – все это давно забытая мода романтической эпохи. Сегодня говорить о чести – все равно что спуститься в метро в костюме мушкетера Людовика XIV». Так склонны рассуждать о чести те, кто смутно представляет себе содержание этого слова. Между тем честь – это венец мужества, то есть способности утверждать собственное бытие вопреки угрозе небытия. Немецкий богослов Пауль Тиллих замечал, что угроза небытия смутно ощущается человеком в виде трех видов тревоги: во‑первых, это тревога судьбы и смерти; во‑вторых, тревога вины и осуждения… Честь – это вполне конкретное содержание духа, позволяющее человеку преодолевать последнее и самое страшное испытание – тревогу пустоты и отсутствие смысла.
Автор текста:
А.С. Десницкий
Текст читает:
Леонид Кулагин
Игра как путь в ад? Да, она засасывает человека целиком, если тот добровольно отдает ей всю свою жизнь. Неслучайно в далекой древности псалмопевец сказал о страшном морском змее Левиафане, что Бог создал его… для игры. Если ты заиграешься с ним, он проглотит тебя. Но, оказывается, и это чудище можно увидеть как игрушку в руках Божиих – игрушку, без которой не был бы таким ярким наш мир.
Автор текста:
С.А. Мазаев
Текст читает:
Леонид Кулагин
Иван Ильин утверждал, что создание культуры требует оседлого образа жизни. Оседлость – это постоянство и преемственность, это способность структурировать мир, выделяя в нем центр и периферию. Оседлость также предполагает любовь к собственной истории. Такая любовь не изгоняет из прошлого ни одного, даже самого несчастливого, эпизода, но все принимает в себя, создавая целостный и величественный сюжет, в свете которого и заурядное событие приобретает уникальную драматургическую ценность. Одним словом, оседлость – это верность – в противоположность ветрености кочевника, который ежедневно отрицает самого себя и начинает жизнь с чистого листа. Тот, кто каждое утро снимается с места и уходит вслед за течением реки, образует крайне условную личность, познать которую ничуть не проще, чем дважды войти в одну и ту же реку.
Автор текста:
А.В. Черняев
Текст читает:
Леонид Кулагин
Все знают, что разум – великая способность, открывающая нам врата познания Бога, мира, самих себя. В то же время разве не эйфорическая вера в человеческий разум, в созданные им теории потребовала миллионов жертв и занесла над миром «дамоклов меч» ядерного апокалипсиса?.. Разум – не только счастливый дар, но и коварное проклятие человечества. Для постижения высших тайн мироздания и гармонии людского бытия нужен более тонкий инструмент, чем однобокий «евклидовский разум». Ученые и философы вполне осознали нищету разума лишь недавно, хотя Церковь говорит об этом уже очень давно. «Не обратил ли Бог мудрость мира сего в безумие? – вопрошает св. апостол Павел, – Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых… Кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным… Ибо мудрость мира сего есть безумие пред Богом». И уже много веков назад были святые, сознательно отвергшие земной разум во имя разума иного – Божественного.